О ФОРУМЕ
Добро пожаловать на фандомную ролевую по мувиверс-вселенной Марвел с элементами кроссовера. Наш сюжет учитывает все фильмы и сериалы MCU и стартует непосредственно после событий Человек-Паук: Возвращение домой, Тор: Рагнарек и Черная Пантера. Но до Войны без конечностей и приезда дядюшки Таноса еще далеко и на мир обрушивается новая угроза, которую можно решить лишь объединив усилия и примирив старых соратников.
НОВОСТИ
20 марта - Наконец-то торжественно объявляем открытие! Остались пара нюансов, но мы уже в строю и ждем новых игроков!

Marvel: Crossfire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: Crossfire » Личная игра » I'll go anywhere you want


I'll go anywhere you want

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

I'll go anywhere you want
--
http://s7.uploads.ru/8dLHu.gif http://sg.uploads.ru/xj6IR.gif

Sleeping At Last – Mercury

21.08.2016

Tony Stark & Peter Parker

Башня Тони Старка

Тони разбит и подавлен, он чертовски устал. Война между людьми и мутантами, война брата с братом, война с самим собой и в собственной голове. Нужно собраться с мыслями, решить, как же жить дальше. И желательно выпить, много, до тех пор, пока боль что физическая, что душевная не отпустит хоть немного. Вернувшись из Сибири с невыносимым желанием запереться в своей лаборатории в гордом одиночестве, Старк никак не ожидает, что его там ждут.

+2

2

Yet I know, if I stepped aside
Released the controls, you would open my eyes ©

-Ты знал?
-Что именно он - нет.
-Не увиливай, Роджерс.
-Да.

Костяшки пальцев невыносимо саднило, он больше не мог сжимать руки в кулаки до боли, впиваясь ногтями в ладони. За броней из прочнейшего металла всегда скрывался самый обычный человек, плоть и кровь не первой свежести, уязвимая и слабая. Один удар наотмашь - синяк, согнутая сверхчеловеческой силой стальная пластина костюма - рана, подлый бросок с высоты оземь в комплексе с крайне неудачным приземлением - перелом. И пусть он выдерживал выстрелы мощнейших орудий террористов и даже незваной инопланетной нечисти, в близком бою с парочкой столетних суперсолдатов Тони был едва ли не... беззащитен. Железный Человек вовсе не железный - какая ирония! Пробитый щитом из прочнейшего вибраниума нагрудник костюма, а вместе с ним и расколотый, символично потухший реактор, были брошены в мастерскую на базе трещавшего по швам проекта “Мстители” под надзор Пятницы. А вот собственную грудь, свои треснувшие под напором легендарного оружия первого мстителя ребра так просто не выбросишь, как хлам, не сдашь в ремонт на денек, забыв о них, занимаясь своими “филантропными” похождениями, улыбаясь ослепительно в объективы камер и оставляя хрустящие зеленые купюры на гранитной барной стойке в особняках. Рука вновь нашла свое пристанище в фиксирующем плечевом бандаже, ссадины и кровоподтеки были любезно обработаны беспокойно глядящими в стеклянные глаза миллиардера медсестрами. И все же рваную рану в душе никто не осмотрел, не зашил заботливо, не выписал даже рецепт на чудодейственное средство избавления от нестерпимой, подавляющей все эмоции, затмевающей гениальный разум, разрушительной боли.
Предательство уязвило его настолько сильно, что немела волевая челюсть, ноги подкашивались, и знаменитый Тони Старк готов был упасть на колени бессильно, теряя осколки крепкого внутреннего стержня, служившего ему годами, и проклясть весь мир за то, что сотворил с ними со всеми, а особенно - с ней.

-Он убил мою маму.

Жгучая ярость кипела в груди там, где раньше, будто в другой его жизни, лучился неограниченной энергией арк-реактор. Она не унималась ни сразу же после столкновения с мужчиной, которого Тони считал другом, ни по пути на осиротевшую базу, по коридорам которой бродили неуютные, зловещие сквозняки. Ни сейчас. Словно Старка обуял амок - он готов был нестись по этой планете, сметая все на своем пути, разрушая, опустошая, поглощая пространство в черную дыру своей души. В новелле Цвейга, томики которого читала порой его мама, амок служил параллелью к одержимости, буйству нечеловеческих, губительных страстей. Был ли Старк одержим? Был ли он помешан теперь на мести? От поступков, совершенных сгоряча, Тони едва ли что-то удерживало когда-либо, однако, один столетний капитан был близок к такой суперспособности.
“Друг - тот человек, чье предательство становится для нас наибольшим сюрпризом”. Так ведь пишут наделенные богатым жизненным опытом авторы? Однако Тони никак не предполагал, что столь нечаянный подарок он примет от человека, которого с малых лет считал легендой, кумиром и чертовым примером для подражания. Стопки комиксов под кроватью, прототипы щита, “Смотри, отец, я Капитан Америка!” и сопровождавшие этот наивный детский возглас позы силача в кривовато надетой на мальчишечью голову тряпичной маске. В один момент Старк осознал, что его герой не из драгоценных металлов - позолота облупилась, обнажая уродливую ржавчину.

-Мистер Старк.
-Капитан.

Тони летел по ночному небу, оставляя позади себя кварталы спящих небоскребов. Здесь его полет был законным, естественным, как весь порядок вещей в мире. Стремящаяся в небеса верхушка башни Мстителей все еще хранила сияющую над Нью-Йорком эмблему, их неустойчивое, такое хрупкое дитя. Этот свет, напоминающий ночные неоны дорогих кварталов Манхэттена, раньше беззаветно служил Тони маяком, но не сейчас. Каждое напоминание, будь то символ величайших героев Земли, механический скрип или звуки громкого смеха, запах чертовой вкуснейшей шаурмы из ресторанчика дёнер, - все отныне становилось для Старка триггерами. Впусти эти ощущения в себя и получи панически расширившиеся зрачки, усиленное сердцебиение, будто грудная клетка вот-вот разверзнется, и изнутри вырвется на волю неугомонная сердечная мышца, мгновенная, беспричинная глухота, отрешение от всех существующих звуков этого мира, кроме стука собственного сердца. Прочувствуй все это, и останется в абсолютной тишине лишь одно - страх смерти. Панические атаки не были для Железного Человека новостью и острым неизведанным впечатлением, они были его реальностью. Они были останавливающими ощущение самого времени, жуткими кошмарами, терзавшими Тони с того самого момента, как мутант из Заковии Ванда Максимофф потревожила своими колдовскими пальчиками натянутые струны в сверхразумной голове Старка.
Он не знал, как справится с пустотой огромных комнат башни, с вереницей кроваво-красочных реалистичных кошмаров, бесконечно тянущейся от одной тягостной ночи к другой. В стенах башни ему все будет напоминать об ужасах, ознаменовавших конец беззаботной праздной жизни, начавшийся еще давно в афганском убежище пленивших его террористов.

-Он мой друг.
-И я им был.

Тони ступил тяжелыми бронированными ботинками на “домашнюю посадочную полосу” и отдал свой костюм во власть умного дома, который в данный момент был, пожалуй, адекватнее его самого. Он молча вошел в объятия болезненных воспоминаний, с которыми теперь предстояло делить каждый день, и с его губ не слетело даже привычное “Папочка дома”. Энергосберегающие лампы зажглись сами собой, подсвечивая красноречивую пустоту и будто прожектором на сцене бросило луч на столик с дорогим алкоголем. Старк прихватил на ходу первый попавшийся экземпляр лечебного для души эликсира, небрежно смахнув колпачок с графина прямиком на пол, отпивая жгучий выдержанный виски прямо из стеклянного горлышка. Его путь лежал не в роскошную ванную, не в просторную спальню с кроватью, укрытой шелковыми простынями, а в мастерскую, где он намеревался напиться до бессознательного состояния и уснуть щетинистой щекой в микросхемах.
-Сэр, - со сдержанным дружелюбием поздоровалась Пятница, будто сама шагнула из костюма в дом.
-Не сейчас, - отрезал Тони, прополоскав рот крупным глотком алкоголя и морщась.
-Сэр, у Вас посетитель.
-Пусть посетит дверь на выход.
Железный Человек переступил порог мастерской и впился безразличным взглядом во внимательные, пронзающие интересом глаза юного Человека-Паука. Того самого парнишки, которого он, Тони, вытащил в Берлин, не задаваясь вопросом, ломает ли он в очередной раз кому-то жизнь. Того самого шестнадцатилетнего мальчишки, который отобрал у нового врага родины щит, сражался лучше, чем кто-либо, за кем он когда-либо наблюдал, и вызывал подозрительное, едва знакомое чувство беспокойства, смутное, противоречивое желание то ли защищать до последнего вздоха, то ли спрятать в тот несуществующий уголок Земли, где нет смертельных опасностей, кровных врагов и больших трагедий.
Тони, что же ты наделал? - вопрошал голос разума. То, что должен был, - отвечал ему Старк в своих мрачных мыслях.
Это была самая невообразимо, неуместно поганая ночь для встречи с искренней, не тронутой депрессиями и разочарованиями человеческой душой.
-Позволь спросить, какого...паучьего черта ты здесь забыл, Питер Паркер? - отнюдь не благодушно бросил Старк и тут же махнул рукой, вновь прикладываясь к графину. -Впрочем, не отвечай. Знаешь, я устал.
И это было правдой. Он шагнул вглубь мастерской, покачивая толстым стеклом в руке. И вдруг дыра в груди затрепетала, словно готовящийся к извержению вулкан. Тони осознал, что зритель в виде мальчишки тут неуместен, но отчего-то не хотел лишаться очевидца своего перевоплощения из героя в падшего мстителя.
-Видишь ли, собрался признать свою вину, а у меня перед носом помахали скрытыми тайнами, еще и прикончить собирались. Забавно, да? - Старк подошел вплотную к тому месту, где расположился его незваный гость, единственный свидетель слабости непобедимого Железного Человека. И все же что-то в мальчишке Паркере притягивало. Напоминал ли он молодого, увлеченного наукой Тони? Только ли в этом дело?
Тони с грохотом поставил виски на захламленный рабочий стол и оперся руками о край, уязвимо сгибаясь и усмехаясь ранено.
-Ты знал, что Зимний, мать его, солдат Баки Барнс расправился с моими родителями? Я тоже был не в курсе. А наш доблестный Капитан Америка знал, представляешь? - голос Тони дрогнул, и он опустил голову в сантиметре от плеча нежданного школьника. Все летело к чертям. Мстители, безопасность его друзей, общественное мнение, вся его жизнь. И разве было в этом беспросветном, безнадежном мраке место для талантливого, самоотверженного, очаровательного Паркера? Старк утянет его с собой в бездну, не иначе.
-Питер... Мне кажется, ты должен уйти, - обреченно, едва слышно произнес Тони, выпрямляясь и трусливо избегая сталкиваться взглядом с мальчишкой, чьи глаза всегда горели каким-то уникальным, незаслуженным восхищением. -Уже ночь, я вызову машину для тебя.
Или просто скажи “нет” и останься.

+1

3

Ваша жизнь когда-нибудь менялась настолько внезапно и стремительно, что едва хватало сил на осознание всего происходящего? На вас наваливался за несколько дней тяжелый груз ответственности, первый страх смерти перед превосходящим противником и искреннее, неуемное желание всеми фибрами души защищать то, во что веришь и кому? Питер Паркер испытывал все это на собственной паучьей шкуре и до сих пор не мог понять, как же так вышло. Еще вчера неприметный паренек из Мидтаунской школы науки и технологий обнаружил знаменитого Тони Старка в своей гостиной, а сегодня он прижимает лед к ссадине над бровью после непосредственного участия в невероятном противостоянии Мстителей в аэропорту Берлина, и полным противоречивых чувств взглядом оглядывает открывающийся вид из гостиной на верхних этажах башни Старка.
Тони Старк стал кумиром юного паука уже давно, целых восемь лет назад, и постоянно сопровождал взрослеющего поклонника в заголовках газет, новостных сводках, слухах и в мыслях. Гениальный ученый и изобретатель, бесстрашно примеривший на себя собственноручно созданную броню и открыто выступивший против несправедливости и алчности, царящей в его компании, он быстро завоевал симпатии миллионов и обзавелся толпами почитателей, расхаживающих в фанатских красно-золотых масках. И Питер был одним из них, со временем несколько поубавил свой пыл, но не переставал верить человеку, чьим интеллектом, мужеством, достижениями и поступками бесконечно восхищался. А после того, как чуть не попал под огонь одного из роботов Хаммера и был спасен Железным человеком и вовсе считал себя обязанным жизнью, о чем Тони еще не знает, ведь откуда ему помнить мальчишку.

Человек-паук не так представлял себе первую встречу с кумиром, уж точно не застав его в обществе своей тети за чашкой чая и финиковым пирогом по возвращении из школы. От одного взгляда на лицо Тони сердце рухнуло куда-то в пятки, слова не желали складываться в предложения и язык отчаянно заплетался, создавая впечатление о хозяине как о конченном аутисте. Масла в огонь растерянности, непонимания и подлинного смущения подливал уверенный тон мужчины об одобрении заявки на грант, которую Питер даже и не думал подавать, о финансовой помощи его никому неизвестных проектах, о повышенной стипендии и прочих деталях, что никак не могли уложиться в голове парнишки цельным паззлом. Еще больший диссонанс вносили всяческие заговорщические подмигивания Старка, что пришлось невольно подыграть этому цирку на выезде и как можно быстрее остаться наедине для настоящего разговора.
В тот момент Паркер мысленно благодарил всех богов за небольшую уборку Мэй в его комнате, которая помимо мусора и грязной одежды запрятала с видных мест все фанатские вещи, в том числе и связанные с Железным человеком, как пресловутый постер в революционном стиле и даже любимые пижамные штаны. Никто, кроме тети и Нэда не был в его комнате, а уж увидеть в родных стенах собственного кумира было если не восьмым чудом света, то чем-то определенно феноменальным и из ряда вон выходящим. Догадывался ли юный супергерой зачем к нему пришел Тони? Разумеется нет, но дело было определенно не в научной стипендии, которую паренек якобы получил.

Тони Старк был первым, кто узнал, что Питер Паркер это и есть Человек-паук – удивительный парень в красно-синем трико, что помогает жителям города, предотвращает аварии, ограбления и помогает старушкам, снимая кошек с деревьев. Простой школьник превратился в супергероя полгода назад и прекрасно понимал, что обладая подобной силой просто не может сидеть на месте и ничего не делать, в то время как в его власти сделать этот город лучше и безопаснее. Оценил ли Железный человек искренность парнишки или же просто нуждался в его навыках – Питер так и не узнал, но зато в тот же день оказался в личном самолете мистера Старка вместе с начальником охраны Хэппи на пути в Берлин. Снимая на телефон все подряд, восхищаясь Бранденбургскими воротами и нещадно играя на нервах Хогана, Паркер молился лишь об одном – чтобы тетя Мэй не узнала о его приключениях.
Костюм, созданный Тони специально для паука, был просто потрясающим и явно разрабатывался не один день. Питер в неудержимой радости тестировал все возможные функции и проверял снаряжение, ненадолго позабыв о том, что вскоре ему предстоит столкнуться лицом к лицу с знаменитыми Мстителями, особенно с Капитаном Америкой, которого парень тоже почитал, да только не как друзья, а как враги, и это чертовски не нравилось школьнику. Он хоть и был еще подростком, но отнюдь не простым как по части своей сверхсилы, так и высокого интеллекта; проанализировав новостные сводки и выведав все, что только мог у Хэппи, Паркер согласился с мистером Старком, столь огромная сила в руках нескольких человек нуждается в контроле, и чувствовал разочарование от того, что Капитан это мнение не разделяет.

- Паучок!
Эффектное появление с супергеройским приземлением вместе с щитом Капитана Америки – и все внимание устремлено на незнакомца в красно-синем костюме. Юного паука переполняло энергией, энтузиазмом и лишь немного потряхивало от нервов перед первым настоящим боем с действительно взрослыми и опытными героями, равными ему по силе и обладающими сверхестественными способностями. Табун мурашек пробегал по обнаженной спине под плотной тканью костюма, но изобретение Тони Старка помогало справиться со многими вызовами, что бросали Мстители, и расширяло границы возможностей, позволяя быстрее реагировать на опасность и ускользать от нее. Капитан Америка, Зимний Солдат, Сокол, Алая ведьма, Соколиный глаз, Человек-муравей – Питер успел вступить в бой с каждым и выкладывался на все двести процентов, стреляя паутиной в противников, применяя смекалку и не переставая сбивчиво трещать по внутреннему каналу связи, выдерживая огромное давление, ловя удары и снова вставая.

- Парень, ты как?
- Не трогай!
- Свои! Посмотри, это я. Привет.
- Привет… Страшно-то как.
- Да, с тебя хватит, слышишь? Ты был молодцом, лежи спокойно.
- Да я в порядке! Мистер Старк, я…
- Ты едешь домой или я звоню тете Мэй! Хватит с тебя.

Это было последнее, что Питер услышал от исчезнувшего в хмуром небе Железного человека. Распластавшись на пыльном бетоне, шумно втягивая носом воздух и пытаясь не стонать от боли по всему телу, паренек сам не заметил, как быстро прибыли военные за оставшимися в аэропорту супергероями, собрав остатки сил улизнул в ангар, откуда добрался до места встречи с Хэппи и вернулся в отель, а затем и в Нью-Йорк. Трудно было описать, что чувствовал Человек-паук, сидя в самолете на обратном пути: пульсирующая боль в боку и ссадина на лбу ничуть не мешали испытывать гордость и вдохновленную радость, широкая улыбка не сползала с лица в отличие от мрачной мины Хогана напротив, а камера записывала все восторженные впечатления от столкновения со своими героями.

Башня Мстителей северной звездой горела в вечернем сумраке и внутри оказалась такой же холодной, как и снаружи. Начальник охраны Старка решил привезти Паркера сюда, похоже для разъяснительной беседы с боссом, парнишка так и не получил внятных объяснений. Но такое стечение обстоятельств было ему лишь на руку – юный паук всегда мечтал оказаться внутри этого внушительного здания, ему было до жути любопытно, чем и как живет Железный человек, правда ли говорят, что у него на каждом этаже по бару и каждый вечер проходят просто улетные вечеринки. Да и, по правде говоря, домой не хотелось от слова совсем и желание увидеть Тони как можно скорее лишь крепло с каждой минутой.
Внутри царила мертвая тишина, от чего Питер чувствовал себя несколько неловко. Все, что удалось рассмотреть во время подъема на лифте, пустовало, не было ни души. С учетом последних событий… Бывает ли здесь вообще кто-нибудь, кроме самого мистер Старка? – с толикой тоски подумал школьник, шагая следом за мужчиной в строгом костюме и с разрешения скидывая рюкзак на диван в гостиной.
- Лед найдешь в холодильнике, аптечка на верхней полке, - устало бросил Хэппи, потирая шею и покосившись на озирающегося парнишку, - Старк скоро вернется, надеюсь. Ничего больше не трогай и никуда не лазь, тем более в лабораторию.
- Ага, я понял. Не волнуйся, Хэппи, все будет в порядке, - бодро улыбнулся Паркер, вскинув большой палец и мигом оказавшись у холодильника. Мгновение спустя, провожая невидящим взглядом удаляющуюся широкую спину, парнишка выудил из ящика пакет со льдом и удивленно крикнул в след, - Ты уже уходишь?
- Бед с вами двумя не оберешься, - ворчал Хоган на ходу, нажимая кнопку лифта, - У меня еще куча дел, которые нужно закончить сегодня, и отдохнуть не помешает, боже...
- Пока, Хэппи, - прижимая холодный пакет ко лбу, Питер с натянутой улыбкой помахал закрывающимся дверям и обратил взгляд к огромному панорамному окну, за которым кипела ночная жизнь Нью-Йорка. Парад огней, созданный из света и отблесков фар, вывесок, ламп в окнах, создавал удивительную картину и освещал город словно днем, лишь небо было угольно-черным с редкими вкраплениями одиноких звезд. Интересно, как он там… – с тихим вздохом парнишка прилип щекой к прохладному стеклу и задумчиво наблюдал за пробкой на центральной улице, - Что там Хэппи сказал? Сходи в лабораторию, если заскучаешь?
[indent]

Тебе-то как самому живётся в этом бреду?
Ты в своей лжи погряз, но знаешь, я тебе помогу.

Медленными шажками Человек-паук бесшумно спускался по лестнице, ведущей в лабораторию, и остановился у толстой стеклянной стены, даже не зная, что нужно сделать для входа. Но не прошло и секунды, как над головой раздался приятный, но достаточно строгий женский голос, заставивший Питера вздрогнуть от кончиков волос до пят и удивленно заозираться.
- Добрый вечер, представьтесь.
- Эм, это Питер. Паркер, - как можно увереннее ответил школьник, не особо надеясь, что система охраны Тони пустит его.
- Доступ разрешен.
Что? Ого…
Стоило только сделать шаг вглубь помещения – и полумрак рассеялся под светом зажегшихся ламп под потолком, на стене и в полу, обнажая столы, заваленные рабочими инструментами, голограммы чертежей и макеты оружия да прототипы роботов, неторопливо копающихся в своем углу. Паркер не ожидал, что ему все-таки удастся войти, но приятное удивление быстро сменилось восхищенным вздохом от осознания того, что вот она, кузница гения инженерии, где столько возможностей и эксклюзивной техники. Все время в ожидании Железного человека юный паук провел за изучением чудес инженерной мысли и робкими попытками попасть туда, куда голос искусственного интеллекта, представившийся Пятницей, его старательно не пускал.
Звук тяжелых шагов отвлек Питера от созерцания блеклого чертежа на стене, заставляя обернуться, быстро прошагать как можно ближе к дверям и приветливо остановиться у одного из столов.
- Мистер Старк!... – начал было со счастливой улыбкой школьник, тут же пораженно замолкая.

Таким Железного человека паук не видел никогда. В СМИ мужчина всегда уверен в себе, с иголочки одет, заискивающе улыбчив, от него исходит невероятная харизма и вечный немой вопрос «а что такого сделал ты, чтобы осуждать меня?». Им восхищаются, его боготворят, с него берут пример. Сейчас же Тони Старк выглядел далеко не таким, каким привык его видеть весь мир – с тяжелым взглядом на бесконечно усталом лице, множеством ран как видимых, так и нет, и полупустой бутылкой крепкого алкоголя в руке. Этот улыбчивый человек больше не улыбался и даже не усмехался краешком губ, невольно вызывая трепет в мальчишеской груди, в каждой тонкой морщинке на лице сквозила боль и уныние. Как раненный тигр, вконец загнанный охотниками, с потускневшими полосами поперек обнаженных глубоких царапин, сломленный, что от одного взгляда под ребрами все до колючей боли сжимается. Что же произошло?...
Тони устал, Тони задает вопрос и просит молчать. И Питер молчал, безвольно опуская руки, теребил холодными пальцами рукава своей толстовки, не зная, что можно сделать. Мужчина сделал глоток и подошел ближе, от него пахло кровью, виски и едва уловимо – машинным маслом. Он говорил о Капитане Америке, о Зимнем солдате, о родителях и о предательстве, а паук внимательно слушал, не отрывая взгляда больших карих глаз наблюдал за каждым малейшим движением, готовый в любой момент подхватить и поддержать. Тяжелый графин удивительно звонко в возникшей тишине приземлился на стол рядом с вздрогнувшим Паркером, о который последний опирался бедрами. Старк склонил голову в удивительной близости от плеча, можно было протянуть руку и коснуться мягких взъерошенных прядей волос или фиолетового синяка под глазом, но школьник не решился, лишь впитывал по капиллярам каждое слово, каждую эмоцию своего кумира. И когда настал момент, которого очень не хочется, Человек-паук взял себя в руки и произнес:
- Мистер Старк, позвольте мне остаться, пожалуйста, - Питер словил взгляд Тони и уверенно ответил, всем своим видом показывая, что намерен твердо стоять на своем, - Я не знал, правда, да и кто мог о таком знать… Но Вы выглядите так, словно берете всю вину на себя, а я уверен, что это неправда. И Вы ведь живы, значит еще есть шанс… - отомстить? нетвсе наладить. Мистер Старк?...

+1

4

In truth there is no better place to be
Than falling out of darkness still to see.
Without a premonition
Could you tell me where we stand? ©

- Мистер Старк, позвольте мне остаться, пожалуйста.

Тони ждал этих слов и одновременно питал слабые надежды на то, что они никогда не будут произнесены вслух, так громко в тисках тишины мастерской, что уши закладывало. Ни при каких обстоятельствах, ни сейчас, ни когда-либо еще.
Знал бы ты, что сейчас делаешь, малыш.
Паренек-паук смотрел так пронзительно, убежденный в правоте своих слов, юный и настойчивый, живой. Тони же казалось, что все живое, до чего он дотрагивался, грубело, ломалось, видоизменялось и превращалось в нечто жуткое, то, что не должно было переродиться в столь пугающей форме. Близкие Старка погибали, калечились, черствели, оказывались чертовыми предателями (да, капитан?). Кому было нужно, чтобы один из сильнейший героев планеты стал растоптан и перерожден неведомой страшной силой разрушения, которую нес с собой Железный Человек?
Беги отсюда, уноси свои ноги, Питер Паркер.

-Мистер Старк?

Эти твои большие честные глаза...
Все, что произошло после, было чьим-то умыслом, весточкой сверху. Каким бы категоричным атеистом Старк ни был, что-то внутри подсказывало - так должно было случиться, так предначертано. Питер, мальчишка из Куинса, чуть ли не ходивший под стол пешком, когда родился герой по имени Железный Человек, одной фразой задел ту самую струну в груди Тони, и все изменилось. Затуманенный градусами алкоголя разум порядком просветлел, в веренице шестеренок гениального мозга засветилась идея, пока еще еле оформленная, но слишком важная. Старк молниеносно поднял на нежданного гостя взгляд. Для мальчишки он все еще был мистером Старком. Непобедимым Железным Человеком, гением науки, героем, звездой телешоу, фигурой для подражания. Для Питера он не был тем, кто прожигает жизнь, заклейменным эгоистом, раздражающе самовлюбленным типом, сеятелем ультиматумов. Рядом с Питером он становился лучше. И не только он.

Бормоча себе под нос что-то про увольнение Хэппи Хогана, который весьма не вовремя пропал со службы, оставив парнишку-паука шастать в одиночку по этажам башни, кривя при этом душой, Старк вновь почти любовно обнял горлышко графина и отошел от стола. Неровными шагами, все еще слегка прихрамывая от покрывших все тело болезненной мозаикой битвы ушибов, он направился наверх, прочь из мастерской, бросив Питеру через плечо лаконичное “за мной”. Он поднимался выше в спешке, будто забыл что-то крайне значимое там, на верхних этажах, куда их бесшумно взметнул скоростной лифт. Лампочка идеи разгоралась в его голове все ярче, желая засветить в полную силу, пока Тони целенаправленно шел к панорамному окну своей обители, являвшейся в каком-то туманном ближайшем прошлом крышей для всех Мстителей. Протяни руку - коснешься свежих воспоминаний о том, как эти высокотехнологичные стены впитывали звуки утомительных тренировок на износ, шепот научных формул, мерцание рун. Железный Человек опустил взгляд на виски и будто бы увидел на дне бутылки счастливые дни, проведенные на высоте трехсот сорока метров
Тони Старк, ты человек будущего или как? Сколько можно цепляться за минувшее?

-Тебе нужна комната здесь, - неожиданно произнес Тони, задумчиво потерев колючую, идеально подстриженную бороду и опуская остатки виски на пол, словно инструмент, потерявший свою актуальность в процессе сборки безупречной конструкции, не требующийся более. Питер Паркер - вот его идея, та самая. Широкая грудь была пробита горем, но его сердце не было вырвано целиком, и сейчас оно билось от ожидания чего-то грандиозного.
Манхэттен открывался перед взглядом миллионами ночных огней, и сейчас для Тони они были притягательнее звезд - живые, настоящие, хранящие в себе те же миллионы историй. Историй не вымышленных, как легенды, а бытующих здесь и сейчас - человеческих историй. За каждым окном пряталась чья-то жизнь, не менее ценная, чем жизни Величайших мира сего.
Питер Паркер будет их героем. Каждого из них, будь то добродушный эмигрант - продавец шаурмы в их любимой некогда закусочной, роскошная дамочка в шубе и с миниатюрной крысоподобной собачкой подмышкой, конопатая девчушка на розовом велосипеде с корзиной, усыпанной мягкими игрушками, или же щуплый школьник в очках, которому не дает прохода банда старшеклассников в подворотне (тот, кем раньше, по слухам, был сам Питер). Все они - обычные люди, смертные, подверженные ежедневным опасностям жестоких городских улиц, с которых новый век сметает справедливость своей разбойнической метлой.
Он нужен им. Черт возьми, как он им нужен. Тони смотрел на ночной город и едва мог дышать от пронзающего все его существо осознания. Зло - это вовсе не всегда террористы, агенты Гидры или инопланетные амбициозные головорезы. Зло среди нас, в дурных поступках, безразличии, гордыне и воровстве. И тот поразительно сильный парень, который сможет сделать мир хоть немного лучше, - Питер. Нет, не так... Ваш дружелюбный сосед Человек-Паук.

-Почти все Мстители жили здесь какое-то время раньше. Я понял, что они нуждаются в этом месте - оборудовал залы, тренировочные корты, персональные спальни для каждого. Все, чтобы мы были командой, - Старк невольно горько усмехнулся. -Ты мог бы остаться. Тебе бы пошло на пользу, паучок, ты в курсе? Мастерская, тренажерные залы, мое чуткое руководство. Воспринимай это как... стажировку. Уникальная возможность, чудесно, правда? Впрочем, я уже давал распоряжение Пятнице пускать тебя в башню, в лаборатории, я же и тогда все предвидел, - Тони тараторил на сверхскоростях, уже представляя в своей голове тот самый идеальный проект, который никогда ранее не выстраивался в столь безупречную формулу.
-Поживем в мстительном оплоте вместе. Не в смысле вместе, а... Ну ты понял.
Тони, наконец, осекся, слишком увлекшись, кашлянул и отвел взгляд, соображая поскорее, чем можно сгладить громкое заявление, чтобы мальчишка не надумал себе ничего лишнего.
-Полковник Роудс тоже будет за тобой присматривать, - а я - за ним. Черт побери, бедняга Роуди.
-Все получится, - прошептал Старк тихо, убеждая самого себя.
Он повернулся к своему новоявленному протеже и простым, самым свойским жестом поманил к себе. Мелковатый, всего-то подросток, но такой сильный, что дух захватывало. Тони стоял у этого огромного стекла, возвышаясь над мегаполисом, и Питер Паркер был единственным, кто имел силы находиться рядом. Он заглянул в глаза Бэмби, пытаясь высмотреть в них понимание, но сам едва выдержал взгляд.
Голос разума безмолвствовал, совесть онемела, Пятница молчала, а Тони Старк делал свой выбор.

+2

5

Your wounds they show
I know you have never felt so alone
But hold on, head up, be strong
Oh hold on, hold on until you hear them come
Here they come, oh...

Взгляд глубоких карих глаз мужчины, отстраненный и уходящий куда-то вдаль во время душераздирающего монолога, сейчас же пристально вглядывался в мальчишку, что пытался казаться по-взрослому уверенным в своем решении, настойчивым и максимально открытым. Словно пятнистый олененок, бросающий вызов замешкавшемуся тигру, с твердым намерением не только остаться, но и помочь, хоть чем-то облегчить то пограничное между депрессией и отчаянием состояние. Правда, пока еще понятия не имел, что же могло сделать такое беспомощное и малозначимое существо, как он.   
Тони Старк молчал, погруженный в мрачные размышления, судя по глубокой морщинке на переносице, а Питер Паркер в этой напряженной тишине медленно начинал понимать, что представлял своего кумира и супергероя Железным Человеком во всем, что бы он ни делал. Парнишке казалось, что нет такой проблемы, с которой не в силах совладать мистер Старк, что для него нет безвыходных ситуаций, и решение для каждой находится с такой же легкостью, с какой расходятся сотни тысяч долларов на благотворительность – с удивительной простотой, блеском красной с золотом брони и ослепительной улыбкой. Даже личная жизнь за кулисами и эмоциональный фон виделись в таких же помпезных цветах и образах, наполненных беззаботными днями и ночами миллиардера, что в свободное время надевает свой металлический костюм и отправляется спасать мир.     

Тони Старк пусть и Железный Человек, но не во всем и не всегда, в данный момент перед Питером был обыкновенный мужчина с грузом проблем на крепких плечах, отчаянно борющийся с внутренними демонами, потерянный в разочаровании и боли утраты. Юный паук почувствовал укол вины, правда обвинять поклонника в идеализации его кумира бессмысленно, и обычно, когда спадают маски, события ведут к одному из двух – разочарованию или укреплению веры. И Паркер не раздумывая пошел по второму пути, он не собирался отворачиваться от Тони так, как это возможно сделали другие, для него не изменилось ничего – безграничное доверие, обожание, искреннее беспокойство и восхищение не отпускали парнишку ни на минуту в обществе Старка.
Разве что душевная и физическая боль удивительным образом воздушно-капельным путем передалась и пареньку, заставляя чуть морщить нос и незаметно хмуриться в невыносимом желании свернуть это едкое чувство в тугой клубок и растворить под потолком мастерской. Питер не осознавал этот едва ощутимый порыв сорваться с места и сжать мужчину в крепких объятиях, но точно понимал: каким бы сильным не было недовольство Тони тем, что школьника оставили здесь, судя по приглушенному ворчанию под нос на Хэппи, он ни за что не уйдет. Никаких моральных сил не хватит на это сейчас, не в эту ночь.
Умоляю, позвольте остаться…

С искренним сочувствием провожая прихрамывающего кумира в сторону выхода взволнованным взглядом, Паркер не сразу среагировал на приглашение Старка проследовать за ним. Тут же сорвавшись с места, выскочив из лаборатории и замечая краем глаза, что дверь за ним бесшумно закрылась, паук быстро нагнал Железного Человека на верхних ступеньках лестницы и молча шел следом. Мы же не идем на выход, правда? – Питер поднял полный надежды взгляд больших глаз на лицо Тони, дожидающегося приезда лифта. Возможно стоило предположить такой исход событий, что его просто выставят за дверь, кинут рюкзак и попросят больше не беспокоить до следующей миссии, но школьник понятия не имел как правильно отреагировать в подобной ситуации, что сказать и что сделать, когда всеми фибрами души не желаешь покидать башню.
Правда же?... – едва не озвучил свои мысли юный паук, раскрыв губы и тут же тихо издав вздох облегчения, когда загорелась кнопка пентхауса. Осторожными шажками Паркер выскользнул в просторное помещение, выглядывая из-за широкой спины, что не смотря на всю свою болезненную сутулость казалась ему самой надежной опорой. Его кумир неторопливо приблизился к панорамному окну, к которому несколько часов назад парнишка прижимался в тоске, и вглядывался куда-то вдаль. Завороженный странным выражением лица Старка, блеском его глаз с отсветами ночных городских огней, парнишка тихо приблизился, оставаясь на шаг позади и не в силах отвлечь погруженного в свои мысли мужчину. 

- Тебе нужна комната здесь.
Железный Человек не заставил себя долго ждать. От усиленной мыслительной деятельности и идей, должно быть продолжающих возникать в голове, Тони заметно приободрился, не теряя привычной показной серьезности, вдохновленно и торопливо излагал всю суть, обращаясь к Питеру. Человек-паук недоуменно вытаращился, хлопая длинными ресницами и не зная, что ответить. Своя комната? Все Мстители раньше здесь жили? Но я же не Мститель! Хотя… Нет, подождите, если это как часть стажировки… Так конечно гораздо удобнее, но… Паркер действительно был приятно удивлен фактом обладания доступом в лабораторию Тони Старка, но и предположить не мог, что на самом деле за этим кроется.
На какие-то мгновения школьник попытался представить себе, как здесь, в этой просторной гостиной, с барной стойкой, широкими диванами и лестницами, собирались Мстители. Развлекались, разливая в граненые бокалы алкоголь всех сортов; мерились силами в дартс, всячески отговаривая принимать участие тех, кто мог одним броском пробить стену; смеялись, развалившись на мягких кожаных подушках и обсуждали последние новости, а то и вовсе обыденные и приземленные вещи, потому что какими бы героями они не были – люди остаются людьми (большинство из отряда). Но это время прошло, тяжело будет вернуть все обратно, – с грустью и по-детски наивной верой в лучшее подумал паук, моргнув и тут же из оживленного и светлого пентхауса возвратившись в сумрачный, едва освещаемый и покинутый, где были только двое.   

- Поживем в мстительном оплоте вместе. Не в смысле вместе, а... Ну ты понял.
Пожалуй, Питер был впервые благодарен полумраку гостиной и тому, что Тони сейчас больше увлечен созерцанием видов за окном, чем разглядыванием лица своего новоиспеченного протеже. Юноша с трудом сдерживал рвущиеся наружу эмоции, будь то радость, счастье, печаль, злоба или же подлинное смущение, охватившее его в эту самую секунду, заставляя краснеть бледные щеки и впивать растерянный взгляд в пол, в стену или потолок и умоляя всех богов, чтобы это не было заметно. Разумеется, мистер Старк сразу же исправился, давая понять, что никакого подтекста под его словами нет, это все стажировка и помимо них будет еще Джеймс Роудс. Но от чего же так неловко?
Втянув носом воздух и еле заставив себя выглядеть как можно естественней, юный паук последовал за приглашающим жестом и подошел ближе, вставая рядом с мужчиной, окидывая задумчивым взором блестящий желтым светом Нью-Йорк. Последние несколько дней казались одним долгим сном, от которого не хотелось просыпаться: знакомство с кумиром, собственный высокотехнологичный костюм от Железного Человека, первая настоящая битва, теперь еще и официальная стажировка и небольшое паучье логово под одной крышей с Тони Старком. Разве кто-то в здравом уме откажется от такого?

- Это большая честь… Я хочу сказать, что счастлив остаться, - тепло улыбнулся Питер, оборачиваясь к Тони и неловко растрепав свои каштановые кудри на затылке, - Не на совсем, конечно, тетя Мэй будет очень переживать, а я уже говорил, как она реагирует.
Паркер чуть поежился, представляя, какую истерику может закатить его вспыльчивая и эмоциональная тетушка, если узнает, обо всем узнает. Можно будет все объяснить тем, что стажировки довольно утомительные и приходится половину дня учиться, а другую работать, но тогда Мэй Паркер вполне сможет откусить голову мистеру Старку от такого графика племянника… В любом случае, решать проблемы лучше по мере их поступления.   
- Буду рад возможности работать с Вами, мистер Старк, не только как Человек-паук, но и как Питер Паркер. Учиться новому на стажировке, осваивать технологии... Не зря ведь Вас называют гением, вы многое можете дать и научить!

Мальчишка светился от счастья, но недолго, едва его взгляд с потеплевших карих глаз сместился на медленно затягивающуюся бордовую ссадину на скуле, рядом с внушительным синяком под глазом. Выглядит не очень… Насколько Питер успел убедиться, броня Железного Человека сделана из сверхпрочных материалов и получить ранения даже под ней, да еще настолько ощутимые, до хромоты и болезненного подгибания руки, значило ввязаться в серьезный и тяжелый бой. Усталость Старка была видна невооруженным глазом, не только души, но и тела.
- Могу я помочь чем-нибудь? – робко поинтересовался паук с ободряющей улыбкой, - Может лед принести?

+2

6

Take my hand and lead the way
Out of the darkness and into the light of the day
And take me somewhere I'll be safe
Carry my lifeless body away from the pain ©

Это было так же просто, как дышать, - находиться с Питером рядом, делиться с пацаном своими планами, питать нечто смутно похожее по ощущениям на светлую надежду. И эта надежда вдыхала в него жизнь. Тони с ужасом осознал, что некоторое время назад, как никогда прежде, бился не на эту самую жизнь, а насмерть. Он не защищал невинные жизни, не дрался за своих друзей, даже не спасал собственную шкуру - он нападал, нещадно, слепо, с единственным желанием, бьющимся кровью в висках, - уничтожить. Это испугало его снова, но присутствие Паркера рядом, здесь, совсем близко - можно дотронуться рукой до тонких пальцев - вернуло его в строй, оттеснило губительную паническую волну. Наивная болтовня звучала словно мантра, а детские замечания возвращали на твердую землю из бесконечной черной дыры. Тони выдохнул с трудом, колющим ощущением под ребрами, и попытался собрать мысли воедино. Миловидная старшая родственница паучка и вправду не даст своего племянника в обиду, не отпустит в лапы к рисковому незнакомому мужчине, будь он хоть десять раз миллиардером и кумиром миллионов. Байка про стажировку будет отрабатывать свою гениальность не вечно, а Тони надо будет беречь парнишку, как золотое яйцо феникса. Впрочем, он и без надзора грозной молоденькой тетушки собирался это совершать. Так он чувствовал.
-Буду рад возможности работать с Вами, мистер Старк, не только как Человек-паук, но и как Питер Паркер, - торжественно произнес мальчишка, словно оглашая клятву, и Тони захотелось колко это прокомментировать, высмеяв со всем своим саркастичным неизяществом, однако, он не стал. Старк, отведя взгляд от неоновых огней, молча смотрел на свою новообращенную надежду, на то, как по-детски стесненно теребит он свои непослушные волосы, как розовеет румянец на чуть острых скулах, будто Тони не заметит эту маленькую, трепетную деталь. Питер был слишком молод, и все же...
-Вы многое можете дать и научить!
“Беги”, - вновь предупреждающе зашептал внутренний голос в сторону юного Паркера, но в этот раз уже сам Старк раздавил этот подсознательный порыв в себе, как мелкую назойливую букашку. Тони хотел этого. Хотел учить Питера, первым видеть, на что способен мальчишка со сверхчеловеческими возможностями, цепким умом и жаждой геройствовать. Хотел продолжать познавать этот дрянной мир не с заржавевшими сердцами рядом, не с вымученными созданиями в кандалах правил и рамок. Тони Старк хотел свободы, и он видел эту свободу перед собой. “Свобода”, к слову, отчего-то стала отвечать беспокойными взглядами, и Тони прикинул, не смотрел ли он слишком в душу, глубоко и откровенно. Но этот удивительно невинный школьник всего-то подметил удручающую степень побитости Не_Железного сегодня Человека.
-Лёд? Разве что в стакан виски подбросить. Ты же выпьешь со мной? - Тони приподнял бровь, чуть не пригласив малолетку приложиться к не по возрасту крепкому пойлу, и тут же усмехнулся. -Шучу, пить ты не будешь, у нас сегодня вечер для тех, кому нет восемнадцати, и тех, кому придется с этим жить.

Их разделял какой-то чертов шаг, и хваленый своей гордостью миллиардер преодолел его, как ни в чем не бывало, уже не в первый раз. Старк обнял своего юного протеже за плечо здоровой рукой и повел к обтянутому кожей дизайнерскому дивану, изогнутому в футуристической форме и с едва ли уступающим внешнему виду удобством. Как только его израненные пальцы коснулись худого мальчишечьего тела через мягкую ткань толстовки, невероятная слабость растеклась по мышцам. Тони не подал виду, но колени предательски подкосились, и он осознал наконец в полной мере, как сильно был вымотан, как все эти драматичные потрясения измотали его давно уже не моложавое тело. С Питером он чувствовал себя слабым, и эта мысль тревожила, пока еще лишь теребила легко подсознание, обещая превратиться в глубокую, трудно изымаемую эмоцию. С Питером он был и невероятным героем, и слабаком со своими страхами - быть виноватым, быть покинутым, быть зависимым. Плечо Питера казалось почти хрупким, не знай кто-то, сколько тонн могут выдержать эти тонкие на вид кости. Тони трогал его раньше - в каморочной комнате Паркера в Куинсе. Тогда прикосновение далось ему нелегко, первое, неуверенное, совершенное на пробу. Рука зависла в воздухе на мгновение, прежде чем опуститься на спину школьника, прыгающего в свободное время по крышам Нью-Йорка в забавной красно-синей пижаме. То касание не было досконально спланированным и стратегическим, как многие его зазывающие слова и уловки в тот день, оно не было частью плана, иначе не вызвало бы столько колебаний и противоречивых чувств. А затем Железный Человек, содрогаясь внутренне от страшных предчувствий, уже спешно приземлялся на асфальт аэродрома, продавливая его тяжелой броней и беспокойно оседая рядом с маленьким силуэтом, кажущимся бездыханным, травмированным, только не это... Крепко сжимая хаотично борющиеся с невидимыми врагами руки, Старк думал только об одном - сегодня он больше не позволит пацану принимать удары.

Скрывая хромоту, Тони стиснул парнишку сильнее в своих цепких пальцах и проводил дальше, садясь на чудной диван с болезненно прозвучавшим сиплым выдохом.
-Там в кейсе у столика Хэппи должен был оставить бандаж, - Старк указал кивком головы в направлении нужного ему чемоданчика, -Неплохо было бы зафиксировать мне руку, а то ни броню не отремонтировать до блеска, ни всякие мужские шалости не поделать, - ляпнул он, в очередной китайский раз забывая год рождения своего собеседника и пренебрегая негласным правилом не смущать юношей вроде Паркера комментариями на грани завуалированной похабщины. Надев на лицо самую непоколебимую и невозмутимую маску, что была у него в арсенале, Тони поторопил своего несовершеннолетнего гостя убедительным взглядом, вытягивая травмированную конечность вдоль тела, болезненно морща кончик носа и вновь сгибая пострадавшую руку в локте.
Раз уж он доверил Паркеру сражение против Капитана Америки с его бравой командой внезаконников, то уж закрепление бандажа - и подавно сможет. А потом они пойдут без лишних слов и откровений окунаться в свои сны - слишком разные по накалу страстей, и этому Тони был даже рад.

+2

7

Rise with me now
And we'll walk to the shore
We'll look over the waves
To the break of day...

Вид на город за стеклом панорамного окна одного из самых высоких зданий Нью-Йорка действительно завораживал. С момента обретения способностей, Питер не раз бывал на самых разных крышах как жилых, так и офисных высоток, но только из пентхауса башни Тони Старка можно было увидеть все заполненные реками огней улицы, дома-улья с горящими глазами-окнами, силуэты мостов и разноцветные пятна горящих баннеров на фасадах. Парнишка с трудом осознавал, что может так запросто стоять рядом со своим кумиром, разговаривать с ним и любоваться кипящим ночной жизнью Манхэттеном.
Человек-паук сперва было подумал, что стажировка, под предлогом которой Железный Человек забрал его в Берлин из-под заботливого крыла вездесущей тети, - просто прикрытие, одноразовый билет на аттракцион невиданной щедрости. Трудно было описать всю гамму обуреваемых эмоций от осознания, что у Питера Паркера, с виду обычного школьника из Куинса, будет официальная практика у Тони Старка. Мысли и идеи неудержимым потоком обтекали разум в предвкушении, о многом хотелось расспросить и погрузиться в изучение: принцип действия реактора, сплав брони и взаимодействие с искусственным интеллектом (Пятница оказалась на удивление милой); собственный костюм, его характеристики, доступные функции, одной только паутины сотни видов, это же феноменально!
Но сейчас было не время и не место бегать по потолку от радости и восторга, вдохновленная жажда знаний разом поутихла, стоило только взглянуть на искреннюю, но такую усталую полуулыбку кумира. 

Многое изменилось в жизни Паркера за прошедшие пару дней: еще недавно он разбирался с грабителями и переводил беспомощных стариков и толпы школьников через дорогу, а сегодня сражался со своими героями, как бок о бок с ними, так и против. Быть Мстителем юному пауку всегда казалось чем-то невероятным, трудно достижимым, таящим в себе множество угроз вкупе с безумными приключениями. Но каждый раз, как в мальчишескую голову закрадывались тщеславные мысли, он невольно вспоминал слова дяди Бена и отмахивался от заоблачных грез. Какой бы всеобъемлющей не была катастрофа, нельзя забывать и о маленьких трагедиях простого землянина, ответственность за которого лежит на твоих плечах.
Не только весь мир, но и каждый человек по отдельности нуждается в спасении. И на данный момент, прямо здесь и сейчас, помощь была необходима самому Тони Старку. Пусть он и хотел казаться Железным Человеком во всем и до самого конца, но если бы у мужчины действительно была необходимость невозмутимо выносить страдания в гордом одиночестве и заливать их литрами виски, попутно обрабатывая ссадины здоровой рукой, то он бы уже давно одной едкой фразой отправил незваного гостя подальше из башни и своего личного пространства. Однако, мистер Старк так не поступил, что вселяло крохотную надежду в сердце Питера, позволив остаться.       

Выпить? Серьезно?
- Вы же знаете, я еще не достаточно взрослый для этого, - парнишка неловко улыбнулся на усмешку Тони, прекрасно осознавая, что его просто подкалывают, но как говорят: в каждой шутке есть доля шутки, правда? Паркер невольно погрузился в воспоминания об одной из школьных вечеринок, когда в свои пятнадцать впервые попробовал не яблочный пунш, а самое настоящее пиво. Кто бы что не говорил о ботаниках и задротах, но им тоже хочется попробовать нечто запретное и почувствовать себя взрослыми, а уж гениальные умы легко придумают, как все организовать. Правда, благодаря ускоренному метаболизму Человека-паука, алкоголь в крови практически не усваивается, и даже самая крепкая выпивка не будет иметь должного эффекта, разве что в больших количествах. Но для Железного Человека это не аргумент, как не посмотри, его юному протеже пятнадцать лет и даже в угоду расслабления и непринужденной обстановки мужчина от своих принципов не отступится. А жаль…

...I'll hold your hand
I'll hold you close
I'll wipe away your tears
And no one will know

Улавливая краем глаза движение и намерение Старка пройти к дивану, Питер инстинктивно развернулся, собираясь сопровождать рядом, но не предполагая, насколько рядом. От внезапного прикосновения к плечу парнишка еле сдержался, чтобы не дернуться в испуге, лишь машинально напрягся всем телом и недоуменно хлопал ресницами, поглядывая на приобнимающего мужчину. Не в силах сопротивляться, юный паук нервно сглотнул и мелкими шажками двинулся вглубь гостиной, впитывая сквозь ткань одежды обжигающее тепло чужого тела. Вес Железного Человека с виду щуплые плечи Паркера практически не ощущали, по сравнению с тем, что он может выдержать, и школьник понимал, что это скорее дружеский жест, чем поиск точки опоры. Его кумир хоть и чертовски устал, но все еще уверенно держался на ногах и дополнительная поддержка вроде ответных объятий ему не требовалась.
Расстояние до дивана в несколько метров казалось целой милей, от волнения и просящегося на щеки румянца сердце взволнованно колотилось в первобытном ритме, и не будь оно заключено под крепкой клеткой из ребер, точно выпрыгнуло бы из груди. Желание Старка поскорее присесть и больше не двигать ноющими от боли конечностями ощущалось кожей, как и едва уловимый запах одеколона, Питер его прекрасно понимал и тщательно скрывал внутренние метания - от намерения ускорить шаг до замедлить, лишь бы не терять это не поддающееся анализу, противоречивое и очень смущающее чувство в объятиях мужчины. Невыносимо хотелось приобнять в ответ, стать той надежной опорой, которая так нужна сейчас Тони и которую он заслуживает, но руки словно сковало тяжелыми кандалами. Нельзя... Достигнув наконец точки назначения, паук осторожно и бережно помог Железному Человеку опуститься на диван и скрыл за его тяжелым стоном свой тихий вздох облегчения. 

- Там в кейсе у столика Хэппи должен был оставить бандаж. Неплохо было бы зафиксировать мне руку, а то ни броню не отремонтировать до блеска, ни всякие мужские шалости не поделать.
- … Да, понял, я сейчас, - опомнился Паркер, зависнув на мгновение от последней фразы, и развернувшись на пятках торопливо направился к оставленному Хэппи кейсу на столе. Разумеется, человеку, который воплощает гениальные идеи собственными руками, занимается разработкой и ремонтом боевого облачения, жизненно необходимо быть в рабочем состоянии и стараться беречь свои конечности. Открывая кейс, парень с сочувствием представил, как Тони пытается одной рукой заменять погнутые пластины брони, морщится от резко кольнувшей боли и звучно ругается под нос раздраженным рычанием. На этом стоило остановиться, но сознание услужливо и в самых ярких подробностях подкинуло другой образ на основе так небрежно брошенных слов: С тихим скрипом кожаной обивки кресла мужчина хрипло выдыхает сквозь плотно сжатые зубы, не в силах больше сдерживать возбуждение, болезненно натягивающее ширинку брюк. Одна рука в бандаже не мешает другой дернуть молнию вниз под сбивчивое дыхание, срывающееся с сухой ухмылки, растрепанные темные прядки прилипают к влажному лбу, а мутный взгляд с вызовом впивается в… меня?
Питер чуть дернул рукой, едва не выронив крепко сжимаемый бандаж и ошарашенно заморгал, осознавая, что опять ведет себя как идиот, залипнув как умственно отсталый в кейс с горящим алым пламенем лицом. Ты совсем двинулся?! Судорожно втягивая носом воздух и тяжело выдыхая, юный паук помедлил столько, сколько смог выдержать сверлящий спину взгляд, медленно повернулся и с кривой улыбкой вернулся к дивану, промямлив на ходу «Простите, задумался…» и стараясь закрыть свой разум от этого безумства. 

Мистер Старк вытянул левую руку, и Человек-паук уселся с нужной стороны, аккуратно продел поврежденную конечность в бандаж и с максимальной осторожностью неторопливо согнул в локте, прижимая руку к груди и застегивая на плече. Фух, готово. Окинув довольным взглядом свое великое достижение и обнаружив, что сидит слишком близко к мужчине, прижимаясь коленом к бедру, Паркер как можно незаметнее отодвинулся, разрывая контакт. Повисло неловкое молчание, и школьник было подумал расспросить подробнее о произошедшем, куда именно отправился Тони, что еще случилось с ним, Капитаном и Баки, но понимал, что это не подходящий момент, душевные раны слишком свежи и тревожить их абсолютно не хотелось. Потому, набравшись смелости, Питер решил поинтересоваться о другом:
- Мистер Старк, как остальные? Никто сильно не пострадал?

+2

8

I was just guessing at numbers and figures
Pulling the puzzles apart
Questions of science, science and progress
Do not speak as loud as my heart ©

Незафиксированная рука ныла, и какой бы выдержкой не обладал Тони, он отдал бы огромное количество акций своей компании прямо сейчас в обмен на способности его приятелей-суперлюдей к регенерации. В его усовершенствованной картотеке, скрывающейся под надежными кибер-замками, что сторожила Пятница, будто Цербер, было досье на парня по имени Логан. Ему бы и досталась львиная доля состояния Stark Industries, Тони был готов поклясться в этом. Малыш Паркер все мялся над кейсом, и Старк собирался уже придать ему ускорение язвительной фразой, но один взгляд на юношеское личико в полном смятении и (что это?), и Тони молча вскинул брови. Это ведь не то, о чем я думаю? - пронеслось в слегка затуманенной градусами голове.
-Простите, задумался…
И тут крепко задумался уже сам Тони. Что-то в стеснении Питера понравилось ему так сильно и неправильно, что захотелось пойти дальше - тревожить его юную и хрупкую душевную организацию, пока симпатичный розовый румянец не расползется по всему лицу, не заберется на шею и не тронет кончики ушей. Вводить паучка в это очаровательное замешательство одним своим присутствием было лестно, и где-то глубоко внутри, в темных уголках своих спутанных душевных коридоров Тони желал еще. Ученый, обуянный экстазом от хода удивительного эксперимента, вопил в нем о продолжении, завидев в маленьком уязвимом Питере идеального подопытного для безобидного исследования о природе человека. На мгновение глаза Старка разгорелись азартом, и он приоткрыл было рот для колкого комментария касательно этих алых от неведомой растерянности щек, но Питер... Питер, черт возьми, был таким безгрешным и чистым, что язык мгновенно перестал слушаться, как нельзя кстати подводя своего хозяина.
Сконфуженный мальчишка опустился рядом и принялся со смехотворно серьезной миной упаковывать конечность Старка в “футляр”, позволяя Тони пристально рассматривать себя. Зачем ты остался, паучок? Зачем Я надеялся, что ты останешься? Не то чтобы знаменитый Железный Человек был недотрогой, но личное пространство имело для него особый статус в шкале отношений с людьми, оно тщательно оберегалось и покрывалось порой пылью - гости в эту зону заходили нечасто. В то же время Паркер, хоть и был занят крайне важной миссией не по произволу, но жался к Тони своим тощеньким бедром так отчаянно и вовсе необязательно, что Старк невольно опустил взгляд, проверяя, не кажется ли ему. Не кажется. Он мотнул головой, отгоняя от себя наваждение, вызванное никак иначе элитным виски, и с облегчением подхватил заданный о треклятых Мстителях вопрос. Цепочка болезненных мыслей подвела его к Роуди слишком скоро, не дав возможности скрыть тоскливую гримасу и горькую усмешку, искривившую не зажившие еще с момента судьбоносной стычки губы. Пареньку не обязательно было вникать в ужасы войны в столь нежном возрасте, пусть он и стал ее непосредственным участником по воле Старка. Пройдут считаные месяцы, и мальчишке придется своими честными глазами смотреть на страшные ранения друзей, в своих неопытных руках держать тех, кого уже не вернуть. Но если Тони мог защитить Питера от жестокости мира хотя бы на этот один вечер, он это сделает.
-Воителю крепко досталось в нашей маленькой потасовке в аэропорту, - наигранно буднично произнес Старк, стараясь смотреть куда угодно, но не на паучка, и ставя табу в голове на слова “инвалидность”, “протезы” и прочие термины недееспособности. -Он мой старый приятель, и я беспокоюсь, понимаешь? Лучший друг, так что беспокоюсь вдвойне.
Мысли о Роуди по волшебству вызывали защитные механизмы в мозгу Тони - блокирующие глубокую печаль и неуемную жажду отмщения и активирующие те клеточки, что отвечают за гений прогрессивной механики. Старк успел набросать в уме наиболее подходящие чертежи роботических протезов на основе последних разработок Марков и поделиться черновиками с Пятницей, которая немедленно запустила процессы моделирования. Роуди получит новые ноги, лучше старых - в этом не было никаких сомнений.
-Мы с Воителем - то же, что и ты со своим дружком... как его там... - Тони пощелкал пальцами здоровой руки, припоминая. -Дружком Крепышом. Только взрослая оттюнингованная версия.
И здесь Тони осекся. Только что за несколько секунд он выдал маленькому герою слишком много личной информации. Во-первых, его братские отношения с Джеймсом, конечно, не были ни для кого секретом, но Старк предпочитал не озвучивать свои привязанности, а тем более давать людям повод думать, что у него, Железного Человека, есть способность испытывать человеческие чувства. Во-вторых, Питер никогда не упоминал в присутствии Тони своего школьного приятеля-аутсайдера Неда. И да, Старк прекрасно помнил, как зовут любителя булочек из Куинса, который постоянно ошивается с Паркером. Только что Тони чистосердечно и вслух признался, что полученная от болтливого членистоногого за пару дней их знакомства информация - это лишь малая часть того масштабного досье, которое Пятница кропотливо собирала в течение нескольких месяцев по запросу босса и которое Тони почитывал на досуге, к примеру, на раннем собрании по вопросу печально обернувшегося “акта о регистрации”. Окунувшись в детали беззаботной подростковой жизни, Тони день ото дня изучал Питера Паркера, будто собирался взять его личность темой своей очередной докторской диссертации. Признаться, это доставляло ему удовольствие и было отдушиной в водовороте супергеройской жизни в составе Мстителей. От Паркера веяло свежей кровью, неопытностью и легкой обучаемостью, а также простецкими закусочными, Звездными Войнами и безбашенной молодостью. Особенно Старка увлекали публикации на YouTube, сюжет которых повторялся - тинейджер в пестрой ночнушке и с носком на лице бороздит просторы Куинса и липнет к любым возможным поверхностям. Они с Пятницей весьма скоро выяснили, что устройства, позволяющие местному борцу с преступностью швыряться во все стороны странного происхождения субстанцией, - паутинометы, и Старк даже с ходу предположил механизм их работы, хоть исходных данных и было катастрофически мало. Постепенно информации становилось больше, и вот в систему была загружена обширная папка с веселой историей Чувака-паучка. Тони было известно гораздо больше, чем Питер мог бы себе представить, и их первая встреча, а-ля спектакль для впечатлительных школьников, не раскрывала и доли тех знаний, которые Старк имел о своем обретенном подопечном.
Пора было спасать ситуацию в надежде, что Питер рядом все еще краснеет и бледнеет неизвестно от чего и не замечает провалов в сценарии. Тони наклонился ближе, вновь сокращая расстояние между ними, будто этот огромный диван был крошечным даже для двоих, и похлопал парнишку по ноге, задержав теплую ладонь на его острой мальчишеской коленке.
-Завтра Воитель будет тут, познакомитесь в менее экхм... формальной обстановке. Только зови его полковник Роудс. Он будет счастлив, - заговорщически прошептал Тони, конечно же меля чушь, и чуть сжал напоследок колено Питера, тут же поднимаясь на ноги.
-Ну что, малыш, по койкам? Сказки на ночь сегодня не будет - я слишком устал. Поцелуев в лобик тоже не жди, или как там твоя горячая тетушка укладывает тебя спать, - Старк прищурил один глаз и оглянулся на паучка. Все же не удержавшись от соблазна подтрунить и выпустить на волю свои неоднозначные шуточки, он поманил к себе Питера функционирующей рукой и повел в покои рядом со своей спальней. Черт знает зачем. Возможно, черт и подсказал бы - чтобы не чувствовать себя столь одиноким и брошенным всеми.

+2

9

I don't wanna run, I don't wanna hide
When someone needs somebody
I don't wanna say, I don't got the time
When someone needs somebody
With a little faith and a little soul
We can't go wrong

[indent]
Аэропорт Берлина стал сценой для масштабной битвы между двух противоборствующих сторон, и каждая из них включала в себя одаренных, опытных и сверхсильных бойцов. Питеру Паркеру потребовалось некоторое время, чтобы воспроизвести события в голове в более-менее упорядоченном виде и сделать поверхностный анализ полученных супергероями повреждений, что удалось рассмотреть. Как бы там ни было, но парень никогда не преследовал цели убить противников и морально не был готов увидеть чью-то смерть в этот день. А судя по тому, как в целом все происходило, лишь некоторые мстители были агрессивно настроены и стремились к смертоубийству. Они были командой в прошлом, друзьями и соратниками, и так просто отказаться от своих привязанностей и совместных воспоминаний не мог никто.
Но судя по промелькнувшей тенью печали на лице Тони Старка, паучок понял, что не могло все пройти безболезненно, не для всех, по крайней мере. Однако мужчина не захотел выдавать подробностей своему новоиспеченному стажеру и в привычной шутливой манере рассказал ровно столько, сколько посчитал нужным, вместо этого смещая внимание к совершенно другой теме. Питер с интересом впитывал новую информацию, наблюдая за живой мимикой Железного человека, и в груди приятной тягучей смесью разливалось тепло. Не только от того факта, что у Тони есть лучший друг, которому он может всецело довериться, но и от того, что мужчина понемногу начинает все больше открываться мальчишке, рассказывая о дорогих ему людях. Я и не знал, что мистер Старк с Воителем настолько близки, а ведь стоило догадаться… Обрывки воспоминаний о Джеймсе Роудсе мелькали перед глазами как на слайд-шоу: вот он стоит за спиной Старка на трибуне восемь лет назад; здесь уже в костюме Воителя на презентации роботов Хаммера; после появляется в аэропорту на стороне своего друга и не жалеет себя для отстаивания их общих интересов, ловко управляясь в сером металлическом костюме. 
[indent]
- Конечно понимаю, я бы тоже переживал, - уверенно кивнул Человек-паук, искренне соглашаясь и тут же замирая при упоминании «Дружка Крепыша», коим очевидно являлся Нэд Лидс.   
Вот уж о ком, а о своих друзьях школьник еще не упоминал при Тони Старке, да и вообще у них за последние сутки не было возможности так душевно пообщаться, как сейчас. Вероятность того, что они могли быть знакомы, равнялась нулю, тут Питер и не допускал иного развития событий. Значит, мистер Старк узнал обо мне гораздо раньше, чем я думал? Хотя, логично, ведь костюм явно создавался не один день, но настолько хорошо изучить информацию обо мне, что даже про Нэда в курсе… Юный паук растерялся и совершенно не знал, как на это реагировать. Такое пристальное внимание кумира к его скромной персоне в красно-синем трико безумно льстило и заставляло неведомое чувство покалывать под ложечкой.
Мало того, что столь неожиданное осознание заставляло чувствовать себя безумно неловко и счастливо одновременно, так еще и Железный Человек решил привлечь к себе внимание требовательным прикосновением к бедру, чем заставил выкинуть напрочь все мысли из головы. Резко обернувшись и встретившись удивленно расширившимися зрачками с так близко находящимися глазами Тони, Паркер почувствовал, как щеки вновь предательски покраснели, и робко опустил взгляд на все еще сжимающую колено широкую мужскую ладонь, слушая вкрадчивую речь вполуха.
- А, да… - опомнился Человек-паук, встрепенувшись и улавливая нить разговора, улыбнулся краешком губ, - Я запомню.
[indent]
Прикосновение так же быстро исчезло, как и появилось, и Питер инстинктивно поднялся с дивана вместе с наставником, согласно кивая и озираясь в поисках рюкзака. Он оказался забыт на диване в другом конце помещения, расстояние до которого парнишка легко преодолел бодрой трусцой, подхватил свою ношу за широкую лямку и последовал за мистером Старком наверх по лестнице. В небольшом коридоре, погруженном в ночной полумрак, было несколько одинаковых дверей на равном удалении друг от друга, одну из которых Железный Человек открыл голосовой командой Пятнице. Немного помявшись на пороге, школьник осторожно заглянул внутрь и восхищенно открыл рот, оглядываясь в своих временных апартаментах. Большая кровать, занимающая только треть комнаты, шкаф-купе, рабочий стол с удобным креслом и огромное окно с видом на Нью-Йорк. Да тут лучше чем в любом пятизвездочном отеле!
- И я могу тут остаться? – с по-детски счастливой улыбкой пролепетал Паркер, закинув голову и оценив до мелочей продуманную систему освещения с множеством ламп разных размеров и расположений. Тони Старк источал усталость едва ли не кончиками волос и явно не собирался ждать, пока мальчишеский восторг наконец соизволит утихнуть, и уже отправился на выход, словив брошенное в спину «Доброй ночи, мистер Старк!».
Бросив рюкзак у кровати, юный паук прошлепал к едва заметной двери в углу, сливающейся со стеной, и заглянул внутрь, не сдержав очередной пораженный вздох от созерцания белоснежной ванной. Питер с тихим стоном стянул с себя одежду, прошлепал к раковине, в зеркале над которой оценил свой презентабельный ушиб на лбу, умылся, не решившись лезть в душ еще раз после того, как успел это сделать в отеле, и завалился в кровать выброшенной на берег морской звездой. Усталость уютным пуховым одеялом накрывала с головой со скоростью надвигающейся волны, и парнишка успел подумать перед сном о последних словах Тони про поцелуй в лоб, вместо обожаемой тетушки. А я был бы совсем не против…     
[indent]
Солнце уже давно поднялось над линией горизонта в ясном небе и нещадно палило согревающими лучами сквозь раскрытое окно прямо на обнаженную спину. Человек-паук гибко потянулся, перевернулся на другой бок и недовольно зажмурился от бликов под веками. Пуховая подушка уютно устроилась в объятиях мальчишки, а одеяло было скомкано где-то в ногах во время буйного внешне, но такого умиротворенного сна. Настолько усталым Питер Паркер себя не чувствовал уже давно и сейчас, проснувшись едва ли не к обеду, ощущал себя достаточно отдохнувшим и полным сил. Правда, это никак не побуждало поднять задницу с мягкой пружинистой кровати, только недовольное ворчание голодного желудка заставило Человека-паука усесться на постели и собраться с духом покинуть сказочное ложе.
Питер как смог привел себя в порядок, переодевшись в привезенные с собой широкую футболку и домашние штаны, и уложив, точнее попытавшись это сделать, торчащие во все стороны кудрявые прядки. За окном бурлила жизнь, августовский полдень выглядел достаточно жарким, судя по пейзажу, но в комнате это нисколько не ощущалось благодаря кондиционеру. Юный паук потянулся, вскинув руки вверх, размял мышцы, оценил свой почти сошедший ушиб и тихо выскользнул в коридор.
Никого. Хотя погодите… В другом конце коридора на нижнем этаже слышалось какое-то движение вперемешку с тихими переговорами. Школьник бодро прошлепал босыми ногами к лестнице и бесшумно спустился вниз, тщательно стараясь не мешать и никого не потревожить. Высунув из-за угла свой любопытный нос, Паркер с интересом стал разведывать обстановку и увидел на просторной светлой кухне двух мужчин: один в домашней одежде, с бандажом на левой руке и чашкой кофе в другой, а второй… в инвалидном кресле. Со спины сначала трудно было понять, кто это, но когда удалось разглядеть лицо и услышать обращение Тони Старка, то сердце тут же болезненно сжалось от столь печальной картины.
Полковник Роудс?

+2

10

-Try to remember the kind of September,
When grass was green and grain was yellow.

Голос мамы был нежный и тихий, как едва ощутимое дуновение ветра, ее изящные пальцы касались клавиш рояля, скользили по ним почти невесомо, заставляя инструмент издавать чарующую музыку. Тони любил, когда из гостиной начинали ровно плыть мелодии, а за ними - мягкое сопрано, пробуждающее тепло в груди. Но в этот раз сон настиг его прямо на раритетном диванчике вблизи рояля, и он будто бы притворялся спящим, а в самом деле лечил легкое похмелье убаюкивающим голосом матери.
-Подъем, дорогой, попрощайся с папой, - заботливо произнесла Мария, не переставая играть репертуар Белафонте, и Тони молниеносно подскочил, обнаружив себя в нелепом рождественском колпаке, натянутом на шумящую голову.
-Что за бродяга тут разлегся? - привычным назидательным тоном прокомментировал отец, одетый в один из тех костюмов, которые так и кричат о своей небесной цене и подчеркивающие чрезвычайно деловой статус.
-Вы далеко? - Тони сунул руки в карманы растянутых спортивных штанов, олицетворяя собой икону безбашенности.
-Мы с папой слетаем на Багамы, слегка развеемся.
-И по дороге заскочим кое-куда, - добавил папа-Старк.
-В Пентагон, да? - усмехнулся Тони, припоминая детскую шалость, когда будучи школьником хакнул сайт штаб-квартиры Министерства обороны США, а потом получил за это от Говарда пожизненный домашний арест. К слову, наказание было заменено на условное. Младший Старк склонился к матери и хитро прищурился. -Не волнуйся, в военной столовке по праздникам кормят прилично.
Тони казалось, что шутка удалась, но Мария отчего-то прекратила перебирать клавиши рояля и замерла.
-Мам? - осторожно начал он, пытаясь проанализировать, где вышел косяк, расстроивший его ласковую, самую лучшую женщину на свете. Мария молчала некоторое время, заставляя расти ком тревоги в груди Тони. Наконец она встала с сиденья и обняла лицо сына теплыми, родными ладонями.
-Милый, мы не сможем пообедать, это невозможно, - с сожалением сказала женщина, в то время как ее лучистый взгляд начал постепенно пугающе угасать.
-Почему? - только и смог выдавить Тони, взволнованно всматриваясь в изменившееся лицо, не замечая, как гостиную окутал полумрак. Мария смотрела на него с долей отчаяния, гладила по щеке и виновато улыбалась. Из ее точеного носа медленно стекала струйка бордовой крови.
-Потому что товарищ твоего друга убьет нас.

Тони дернулся и резко поднялся на кровати, хватая ртом воздух и пытаясь в темноте сфокусировать взгляд, проморгавшись от скачущих перед глазами мушек. Футболка, мокрая насквозь, липла к часто вздымающейся груди, по телу бежали мурашки, хоть Пятница и регулировала температуру в помещении безошибочно. Старк вытянул не раненную руку перед собой, присмотрелся, привыкая ко мраку, и с ужасом отметил, что кисть предательски трясется. За грудиной давило тисками, жгло так сильно, будто сердце готово было испепелить само себя. Тони судорожно стал пролистывать в голове учебники по анатомии и медицине, прикидывая, может ли это быть сердечный приступ, но мысли не слушались, зрительная память сбоила, а пульс все учащался. Он взял себя за руку, тщетно пытаясь унять дрожь, а страх смерти уже подступал к горлу и душил.
-Пятница! - выкрикнул Старк испуганно.
-Да, сэр, - мгновенно проснулась вездесущая помощница и автоматически оценила показатели. -Ваше физическое состояние - это не сердечный приступ. По всей видимости это паническая атака. От нее не умирают, сэр.
Снова они - эти чертовы атаки.
-Запускаю протокол П-20, - прошелестела Пятница, включая в спальне приглушенный свет. -Дышите глубоко и медленно, переключите свое внимание на приятные образы. Помните, что страх скоро пройдет.
Тони послушно набрал в легкие свежий воздух, по инициативе заботливого ИсКина заполнивший комнату, и медленно выпустил сквозь дрожащие побледневшие губы. Вдох. Выдох. Разум судорожно искал в своих чертогах хоть каплю света, за которую можно было судорожно ухватиться, как за спасительную соломинку. "Выходит, у Вас есть всё - и ничего", - прозвучал в голове почти забытый голос Инсена, некогда спасшего ему жизнь. Мозг Тони действовал против себя, рискуя уничтожить все крохи спокойствия, достигнутого размеренным глубоким дыханием. Вдох. Выдох. Ищи, Тони, ищи. Он прикрыл глаза, и тут на внутренней стороне сомкнутых век вспыхнул образ Питера. Малыш неловко улыбался ему и ковырял носком кед пол, смущенный до безобразия и неопытный, как дева. Вдох. Выдох. Паркер анекдотично пытался отмазаться от маленького путешествия в Берлин, аргументируя отказ необходимостью делать уроки. Вдох. Выдох - со смешком. Паучок поддерживал израненного в бою Тони, ведя его к дивану, смотрел своими большими преданными глазами и смешно высовывал кончик языка, закрепляя бандаж на сломанной руке Железного Человека. Питер сейчас спал за стенкой. Питер был рядом.
Старк тяжело выдохнул и потер глаза здоровой рукой, под мягкое подбадривание Пятницы отмечая, что сердце или что бы там ни было в груди больше не охвачено пламенем, страх отступил по темным углам, а способность нормально дышать победоносно возвращается. Ночи вроде этой однажды точно сведут его в могилу. Но не сегодня. А о том, почему единственный лучистый и радостный образ, способный явиться Тони, - это школьник Паркер, сопящий сейчас в соседней спальне в своих подростковых грезах... Об этом Тони подумает после.

***

-Сэр, шофер доставит полковника Роудса через полчаса, Вы велели мне разбудить Вас.
Ровный голос с механическими нотками заставил дремавшего в ворохе подушек Старка вынырнуть из беспокойного сна. Вчерашний виски наградил его тяжестью в черепной коробке, сухостью во рту и неповторимым ароматом перегара, от которого стало тошно, от которого надо было избавиться как можно скорее, избегая укоров Роуди и его фирменных армейских нравоучений о вреде алкогольной зависимости. Рука чертовски затекла за недолгие ночные часы, но снимать бандаж Тони опасался от смутной невозможности самостоятельно зафиксировать его обратно, Дубину подключать к процессу было еще более безумной идеей, а будить мальчишку - нечестно по отношению к растущему организму, все же Паркер куковал с ним полночи. По собственному желанию, - заметил про себя Старк, неясно перед кем оправдываясь. И все же от медицинского доспеха пришлось избавиться, чтобы нацепить потертую футболку с логотипом старперской блэк-металл группы и едва не проиграть битву со спортивными штанами в попытках устоять на одной ноге и напялить их кое-как. Наспех смыв с себя перепой и старость, проходя мимо соседней спальни, он замедлил шаг, прислушиваясь и останавливаясь на мгновение у двери. Точно так же, как и ночью, когда отвел Питера в эту близкую к своей хай-тек, как и все в этой чертовой башне, комнатку. “Доброй ночи, мистер Старк!” на высоких нотках застигло Тони на пороге, когда он оставлял паучка отдыхать и набираться сил после той безумной заварушки в Берлине. Когда последний раз ему кто-то живой желал доброй, мать ее, ночи? Он замер тогда у двери и даже не оглянулся, скользнув ладонью по косяку. Отчего-то это не давало Тони сейчас покоя, как и то, с каким отчаянием он цеплялся за образ Питера в момент наивысшей слабости и поглощающего изнутри страха.
-Пятница, - позвал Старк тихо, отработанным движением водрузив очки-гарнитуру на нос, -Карапуз спит?
-Да, сэр. Желаете разбудить мистера Паркера?
-Нет... нет, - ответил ИскИну Тони, невольно улыбнувшись, и двинулся дальше.
Он встретил черный отполированный до блеска Кадиллак внизу, перекатываясь с носков на пятки нервно, пошаркивая кедами по асфальту и наблюдая за тем, как водитель в строгом костюме достает из багажника инвалидную коляску. Тони сам приподнял Роуди с сиденья, отшучиваясь в ответ на его мужественные протесты, и помог устроиться на малопривлекательном троне на колесиках, клятвенно пообещав принять помощь в креплении бандажа, как только они окажутся в башне.
Вскоре они уже перекидывались осторожными, неуверенными фразами на просторной кухне под звуки шумящей кофемашины, скованный каждый по-своему: Роудс - от своей непривычной, на грани унижения, неспособности стоять на двух своих, а Старк - от грызущего чувства вины и провальных попыток смотреть куда угодно, лишь не на покалеченные ноги своего товарища. Нелепая ситуация, в которой оба были подавлены, но не могли открыто поинтересоваться о состоянии друг друга. Слишком свежи были раны.
-Вижен на базе, кажется, он озадачен, - начал издалека Джеймс. -Как там твой паук?
-Пацан... Он сейчас спит здесь. Там, - Тони неопределенно махнул рукой в сторону верхнего этажа, обжигая язык крепким кофе и чуть морщась.
-В твоей спальне?!
-Роуди! - возмущенно отозвался Старк, тщательно игнорируя про себя тот факт, что ночью готов был сорваться за помощью к Паркеру, как дошкольник, боящийся темноты и чудовищ.
-Сколько ему лет, напомни?
-Достаточно, чтобы помочь мне поставить тебя на ноги, - парировал Тони. -Новые шасси тебе понравятся, старина Воитель.
-Тони, я клянусь... - начал было прикованный к креслу полковник, качая головой, но Тони остановил его, перебивая.
-Я обещаю, что не отниму у славного малыша-паучка счастливое детство, я всего-то подарил ему крутую игрушку, - совершенно безвинно сказал Старк в свою защиту, разводя руками.
-Героизм - это не игрушка, Тони, - тихо произнес Роудс. В комнате повисла тишина, давящая и мрачная, возвращая обоих мужчин к ужасной реальности, неминуемой встречи с последствиями жестокой судьбы. Все сказанное после можно было заранее аннулировать - ничто не покроет ту цену, которую пришлось заплатить. Роуди, чьи ноги сейчас безвольно свисали с сиденья коляски, был прав - игры закончились. Старк заставил себя поднять взгляд и встретиться с глазами друга, как бы мучительно это ни было, но вдруг понял, что Роудс смотрит куда-то за его спину. О, черт.
Мысленно выругавшись на бестолковую Пятницу, не удосужившуюся предупредить о присутствии третьего лица в помещении, и тут же вспомнив, что сам распорядился обозначить Паркера доверенным лицом в базе данных башни, на сей раз ругаясь уже на себя, Тони шагнул за угол к мальчишке и потянул его за край футболки к себе, улыбнулся лучезарно и процедил едва слышно лишь для них двоих: “И давно ты здесь?”, не рассчитывая на ответ.
-Питер! Ну ты и соня, - гораздо громче воскликнул Старк, подтрунивая над еще слегка сонным парнем в умилительно уютных домашних штанишках, с парой непослушно торчащих из-за уха кудряшек, и уже привычным жестом приобняв его. -Угадай кто здесь? Это Воитель, вы встречались уже... в менее домашней обстановке.
Роудс придирчиво разглядывал малыша несколько секунд, после чего улыбнулся и кивнул Питеру. Старк выдохнул облегченно - ему важно было сохранить крупицы команды вместе, пусть паучок и не был еще ее частью, однако, сторону он принял.
-Отлично справился, ты молодец. Сколько тебе лет, сынок? - дружелюбно поинтересовался Роуди. Не сдается, черт рогатый.
-Не отвечай ему! - Быстро перехватил инициативу Тони, обращая внимание взъерошенного мальчишки на себя. -Военные профессионально ведут допросы, они раскусывают нас, гражданских, как орешки, собирают компромат подчистую. Сейчас спросил тебя про возраст, а в следующую секунду будет знать твой адрес, размер бюстгальтера твоей тетушки и как часто ты фантазируешь о чирлидершах, - Старк поймал пристальный взгляд Роудса и поспешил отвести глаза, немедленно отпустив острое плечо Питера, на котором его рука покоилась слишком долго. В мыслях вновь, будто фотокарточками, пронеслись образы, вытянувшие его ночью из мрака. Отвлекла его только необходимость быстрее заняться претворением в жизнь планов на новые конечности полковника. Он скомандовал машине приготовить сладкий какао и стащил со стола заранее слепленные кривоватые бутерброды.
-Какао. Что-то съедобное. Мастерская, - продекламировал Тони план действий, всучив паучку сэндвичи и кружку горячего напитка.

+1

11

Подглядывать за кем-то всегда неловко, страшно от одной мысли о последствиях своего обнаружения и жутко интересно, до нервного покалывания под ложечкой. Питера заметили практически сразу, и пары минут юный шпион не просидел в своем не самом надежном укрытии, так ничего толком не услышав. Но этого времени хватило, чтобы убедиться в дружеских и теплых отношениях между Джеймсом Роудсом и Тони Старком, о которых вчера и говорил последний, пусть они внешне выглядели несколько напряженными из-за произошедшего. Словив на себе пристальный взгляд, парнишка ощутимо вздрогнул и криво улыбнулся уголком губ Роуди с мелькнувшей мыслью о том, что в каком бы ни был состоянии Воитель, он остается опытным военным и как минимум внимательным человеком с хорошим чутьем, не раз выручавшим его на поле боя. Засекли, однако… Надеюсь, не расстреляют на крыше.
Паркер на мгновение растерялся и не знал, куда себя девать: стоит ему выйти и извиниться, или извиниться и убежать, или продолжать хлопать длинными ресницами, таращить глаза и стоять столбом? На помощь незамедлительно пришел Железный человек, быстрым шагом приблизившись к своему протеже и настойчиво дернув за футболку из-за угла с едва слышным вопросом, полным укора и любопытства. Школьник чуть зарделся, чувствуя себя неловко поднял виноватый взгляд больших карих глаз на мужчину и облегченно вздохнул, когда отвечать не потребовалось. Синяки под глазами Тони не очень-то обнадеживали и явно не говорили о хорошем сне этой ночью, но  наставник выглядел чуточку лучше, чем вчера, его голос был бодрым, с примесью привычного лукавства, а улыбка светлой, и это помогло унять нарастающее беспокойство внутри.
[indent]
Can you even see what you're fighting for?
Bloodlust and a holy war
Listen up, hear the patriots shout:
"Times are changing"
In the end, the choice was clear
Take a shot in the face of fear
Fist up in the fiery light
Times are changing!

[indent]
- Доброе утро, полковник Роудс, - под оценивающим взглядом Человек-паук старался держаться уверенно и максимально приветливо, насколько это было возможно в столь волнительной ситуации. После Старка и Хэппи Хогана, Воитель становился третьим человеком, кому была открыта тайна личности молодого супергероя в красно-синем высокотехнологичном трико, - Я Питер… Паркер. Суровое выражение на лице военного удивительно быстро сменилось одобрительной улыбкой, и легкой кивок позволил безумно довольному собой юному пауку незаметно перевести дух. Реакция одного из Мстителей была чертовски важна для него, хотелось произвести хорошее впечатление и показать, что Железный человек сделал правильный выбор.   
С радостной улыбкой Питер поднял взгляд на мистера Старка, по-свойски обнимающего его за щуплое плечо, слегка прижавшись сбоку теплой грудью и закрепленной в бандаже рукой. Пока мужчина с показным весельем и чуть громче, чем требовалось, вещал о насущном, школьник улучил момент рассмотреть своего кумира вблизи: с чуть отросшей аккуратной бородкой, в броской олдскульной футболке да спортивных штанах он выглядел по-домашнему уютно, а на коже ощутимо чувствовался отпечаток свежезаваренного кофе и душистого мыла. Стоило признать, мужчине шла абсолютно любая одежда, от спортивных костюмов до вычурно-дорогой классики, особенно подчеркивающая подтянутую фигуру, за которой Железный человек наверняка следит. Мальчишка сам не заметил, как скосил взгляд вниз, на секунду задержавшись на обтянутых тонкой тканью рельефных мышцах живота и тут же вскинув голову. Ситх тебя дери, Паркер, какого опять начинается?!
Спросонья юный паук смог заспанным мозгом синтезировать только несколько простых мыслей: встать, кушать и где мистер Старк. Об остальном он как-то не задумывался и не торопился анализировать свой вчерашний порыв сознания, метнувшийся совершенно не в ту степь в самое неподходящее время, и явно планирующий проделать тот же финт прямо сейчас. Парнишке потребовалось собрать всю волю в кулак, втянуть носом воздух и отогнать неприличные мысли в дальний уголок, до поры до времени. Прямо сейчас Паркер надеялся, что его чересчур восхищенный взгляд, полный обожания и бесконечной преданности с примесью чего-то неопределенного, никто не увидел.
День только начался, а я уже ничего не понимаю…
[indent]
- Отлично справился, ты молодец. Сколько тебе лет, сынок?
Вынырнув из своих хаотичных размышлений, Питер хотел было ответить, довольно приосанившись, явно гордый тем, что уже в таком юном возрасте выполняет опасную работу бок о бок с Мстителями и ничуть этого не стыдится, и уже раскрыл было рот, но Старк его опередил. Тони затараторил всякую околесицу про тетушку и чирлидерш, на что Паркер удивленно изогнул бровь и приподнял голову, вопросительно заглядывая в глаза. Что такого в том, что ему пятнадцать? Человек-паук сильнее любого среднестатистического мужчины, он ловок, быстр и вынослив, у него повышенная регенерация и даже свой небольшой послужной список. Но судя по реакции наставника, эта информация никому не принесет пользы, и раз он так сказал, значит полковник точно бы не одобрил его выбор, от чего мальчишка на мгновение почувствовал укол обиды и разочарования. Меня так и будут прятать ото всех, пока не стану совершеннолетним?
Пришлось промолчать, одарив Джеймса виноватой улыбкой, но полковник лишь прищурился и пожал плечами, делая вид, что на пока он оставит этот вопрос. Разве что ему не давала покоя слишком долго покоящаяся на тощем мальчишеском плече рука мистера Старка, и Питер с сожалением почувствовал, как приятное тепло и прикосновения от него ускользают. Не успев побороть желание потянуться следом, он пошлепал босыми ногами за кумиром и подошел к кухонному гарнитуру в тот самый момент, как в его руки вручили аппетитные сэндвичи с сыром и беконом в обжаренных тостах и горячий какао. Втянув носом восхитительный аромат, заставляющий голодный желудок призывно заурчать, паучок с аппетитом принялся жадно поглощать свой завтрак, активно кивая с набитыми щеками и бодро прошагав к небольшому лифту, ведущему прямо в мастерскую.
[indent]
Стоило только спуститься вниз, как свет медленно заполнил помещение, и спящая до этого момента техника мерно загудела. Паркер торопливо выскользнул первым, давая возможность свободно выехать Роудсу на коляске и следом выйти Тони, и решил оставить ненадолго боевых товарищей. Не смотреть на Воителя без искреннего сочувствия и сожаления никак не удавалось, от чего и Джеймс, и школьник чувствовали себя не в своей тарелке. Вряд ли сейчас ему нужна была жалость и забота чужого человека, потому слова ободрения и осмотр поврежденных конечностей Человек-паук молчаливо возложил на широкие плечи Железного человека, а сам пошел доедать свои сэндвичи и секретничать с искусственным интеллектом.
- Привет, Пятница, - приблизившись к дальнему от центра столу поздоровался Питер, проглатывая остатки завтра и хлюпая безумно вкусным горячим шоколадом. Бледная голограмма, зависшая в воздухе, едва заметно вспыхнула неоново-голубым и тут же погасла, - Что это?
- Доброе утро, мистер Паркер, - отозвалась ИИ, подсвечивая модели и чертежи более ярким светом, - Это аналоги роботических протезов, которые мистер Старк собирается изготовить для Воителя. Желаете взглянуть поближе?
- Конечно!

Погрузившись в изучение и любопытно перебегая тонкими пальцами по схеме, парнишка сосредоточенно свел брови на переносице, приоткрыл губы, словно собирался что-то сказать, но все ждал подходящего момента, и вносил изменения по мере необходимости. Сколько прошло времени он не знал, и лишь когда его окликнули, быстро обернулся с лучезарной улыбкой:
- Мистер Старк, у меня есть идея!

+1


Вы здесь » Marvel: Crossfire » Личная игра » I'll go anywhere you want


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC